?

Log in

No account? Create an account
пуменыш

Август 2015

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Трансляция

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com

Предыдущие 10

11 авг, 2015

пуменыш

От чего зависит понимание?

Вот уже почти двадцать лет одним из основных вопросов для меня остается: как происходит понимание чего-то? Какие условия для него требуются? Почему можно быть годами в терапии без существенных изменений, а можно услышать случайную фразу, которая перевернет все? Почему можно медитировать много лет, а потом пробудиться от коана, или удара палкой, при том, что до этого ты много раз получал палкой, а все коаны знал наизусть?))
У меня есть только один устраивающий меня ответ на этот вопрос. Ответ, который я получил в самом начале, а потом много лет убеждался в его верности, уточнял и детализировал. Вот он: понимание зависит от достаточного количества энергии, сфокусированной на проблеме. Для этого, во-первых, нужно иметь достаточно свободной энергии, а во-вторых, сосредоточить ее именно на том, в чем необходимо понимание.
Все психотехники, все методы терапии, ведущие к осознанию, работают именно так. Что такое транс? Это непроизвольное сосредоточение, когда отбрасывается все лишнее, и вся энергия (=внимание) фокусируется на чем-то одном. Что такое психодрама или расстановки? В них ведь ничего нового не происходит. Это просто вынесение внутренних процессов во внешнее пространство, где на них намного легче сосредоточиться, так как мы привыкли удерживать внимание на внешнем, и особенно на контакте между людьми. Про гештальт я вообще не говорю, там это прямым текстом. Медитация - тем более.
Очень часто невозможно подступиться сразу к основной проблеме, но можно начинать с каких-то других осознаний, может быть, с ней даже не связанных. Что это дает? Это высвобождает еще немного энергии, и когда свободной энергии становится достаточно - то непроходимый до этого вопрос вдруг становится легко разрешимым.
А есть и совсем радикальные способы. Например, сесть, и принять решение не есть, не спать, не заниматься ничем другим, и вообще не сходить с места, пока не найдешь ответ на свой вопрос. И если твое желание искреннее - это работает практически всегда. Кстати, вот этот ответ про условия понимания, я получил как раз приблизительно таким способом.

29 апр, 2015

любовь

Моя сила

Мне понадобилось 40 с лишним лет, чтобы понять, что главное и практически единственно важное для меня в жизни - это любовь. Все это время я искал Силу. Я медитировал, практиковал разные практики, совершенствовал свой сильный, но хаотичный и неуправляемый ум, и от природы слабое и болезненное тело, менял места и занятия, на ходу осваивая множество навыков, зарабатывал деньги, искал бессмертия, управлял эмоциями, писал стихи...
Все это было только для одного: я мечтал, что если у меня будет Сила - то когда-нибудь я найду Любовь. Ту самую, всепоглощающую, в которой больше не остается места для стен между мной и другим. Идеальную любовь с идеально подходящим мне существом.
Когда я находил кого-то похожего на свою идеальную пару - я был счастлив, но тут же переставал делать что-то свое, только "наше", а по сути - полностью подстраивался и сливался. Когда что-то шло не так - тут же начинал думать, что видимо это не оно, и нужно искать дальше. А когда находил, но не получал взаимности - то либо направлял все усилия, чтобы ее получить, либо впадал в ступор, потому что зачем что-то еще, когда недоступно главное? Кажется очевидным, но я так много лет не признавался самому себе, что именно это для меня главное...
И вот, когда это стало явным и очевидным, то вместе с этим стало очевидно и другое: все, за что я боролся все эти годы, чего достигал, к чему стремился - все это мне не нужно. Сила без любви мне ни к чему. А идеальная любовь - миф, сказка, не более.
- А что для тебя Сила? - сказало в ответ на эту грустную историю одно мудрое существо в женском обличии.
- Ответишь на этот вопрос - получишь ответ на все.
Я думал около часа, а потом еще столько же рыдал от полученного ответа. Нет, все, что я считал Силой раньше: неуязвимость, самодостаточность, свобода, даже бесстрашие - все это не то, не то для меня. Моя Сила - это способность любить. Пока я слаб - я жду любви, приходящей через кого-то, жду и надеюсь, что придет тот, кто даст мне возможность любить. Когда я сильнее - я могу любить, просто потому что выбираю это. Любить того, в ком в увидел отражение своей любви, независимо от того, что получаю в ответ. Когда я еще сильнее - я способен наполнить любовью каждое свое действие, каждый вдох и выдох, просто излучать ее, как солнце. На сколько хватает во мне этого огня, насколько много боли требуется, чтобы остановить, прервать этот поток - вот мера моей Силы.
Я все еще слаб сейчас, но я знаю теперь, куда мне. Я нашел свой путь.

20 апр, 2015

пуменыш

Сила желания

Когда, пройдя многое, ты открываешь и принимаешь силу своего намерения, когда не на словах понимаешь, что при желании можешь практически все - тогда главным ресурсом становится само желание. Ты понимаешь, что есть не так много того, во что ты способен по-настоящему вложиться, и огромная редкость - то, чему ты готов отдать всего себя. Ты начинаешь охотиться за мечтами, как за сокровищами, собирать желания, как крупицы золота в песке. Деньги, возможности, удача - все придет само, если есть ради чего.
На этом этапе легко впасть в своего рода безумие, ныряя с головой в то, что, хотя бы на мгновение, сделало тебя более живым, придало смысл и направление твоей силе. Отдавая себя без оглядки, до дна, до последней молекулы кислорода в легких.
Это нормально. Это нужно, чтобы узнать свою предельную глубину. Чтобы понять, что даже когда ничего не осталось, ты еще здесь. Чтобы в конце концов освободиться из рабства собственной силы. Чтобы понять и почувствовать: нет Силы кроме Любви. Но это уже другая история...
пуменыш

Волны

Вдох-выдох. Прилив-отлив. Все в жизни подчинено ритму. Все приходит и уходит в свое время. Волна поднялась - можешь поймать ее, и на гребне влететь в новый для тебя мир. Поспешишь или промедлишь - и волна схлынет, оставив тебя там, где ты был. А иногда еще и потрепав хорошенько.
Каждый из нас может вспомнить такое: приходят возможности, приходит сила, приходит удача, все ведет в одном направлении, но мы откладываем, хотим что-то завершить, или воспользоваться волной для чего-то другого, а туда - еще успеется. А потом вдруг обнаруживаем, что сила уходит, возможности закрываются, и там, где была дверь - теперь только стена.
А бывает, что увидев только зарождающуюся волну, призрачную пока мечту о чем-то большем, мы спешим ухватиться за нее, не давая ей набрать силу, и то, что казалось таким близким и почти свершившимся, утекает сквозь пальцы.
"Всему свое время, и время каждой вещи под солнцем..." Если мы хотим танцевать - важно слышать музыку. Не спрашивайте меня, как. Это познается только на опыте. Но для начала нужно знать, что музыка - есть. Она звучит всегда, а наше дело - слушать или игнорировать.

10 апр, 2015

любовь

Единство и одиночество. Путь мистика.

Мы все стремимся к близости. Это странно, правда? Почему-то никого из нас не оставляет равнодушным стена, отделяющая "Я"от "ТЫ". Мы ставим себе разные цели, гонимся за деньгами, вещами, сексом, самореализацией... И все только для того, чтобы в конце концов понять: ничего из этого не нужно нам само по себе. Все это - для чего-то другого, без чего жизнь плоская и серая, и не важно, насколько ярки краски вокруг. И это другое - за пределами меня самого. Я могу радоваться своим достижениям, или наслаждаться красотой, но этого всегда недостаточно, если я не могу разделить свое переживание с кем-то близким.

И вот мы находим людей, которые кажутся близкими по каким-то признакам, или просто по ощущению, и пытаемся разделить с ними свою жизнь. Но чем больше мы приближаемся друг к другу - тем очевиднее становится непреодолимая пропасть: твои переживания недоступны мне, а мои - тебе.

Огромно небо - человек так мал.
Между людьми - зияющий провал
Пустого неба, и в другую грудь
Через все небо пролагают путь. (З. Миркина)

Ну что ж, через небо, так через небо. Мы углубляемся внутрь себя, или взываем к высшему, стремясь найти ту единую во всех основу, позволяющую выйти за свои границы, быть больше, чем просто маленькое, закрытое в тесной каморке личных восприятий, эго. Постепенно, граница начинает мерцать и плавиться. Накапливается опыт иных, внеличностных переживаний. И вот, я могу чувствовать твои чувства, а ты можешь смотреть мои сны. Более того, даже воспоминания давно умерших людей никуда не делись, и их можно вспоминать как свои. А еще можно быть скалой, или ручьем, или ветром... Или той белой пустотой, в которой ничего нет, и из которой все рождается.

Чего хочет человек, испытывающий такое единство? Это легко понять. Конечно же, он хочет разделить это переживание с кем-то еще. Вот я смотрю на тебя, и вижу себя в другом теле, вижу продолжение той же энергии, того же потока. А ты смотришь на меня, и видишь чужого, непонятного человека, от которого неизвестно, чего ожидать. Как же так? Как можно не видеть ЭТОГО? Рассказать, показать, разбудить, любыми средствами разбудить, ведь это важнее всего, важнее самой жизни!

Смотри со мною в эту бездну.
Не знай, не верь, не говори.
Ты не умрешь. Я - не исчезну.
Смотри, пожалуйста, смотри!

И тут нас ждет очередной удар, потому что очень мало кто хочет туда смотреть, и еще меньше готовы увидеть. Нужно пройти весь путь, нужно разочароваться во всем, предварительно научившись все получать, нужно искать, искать снаружи и внутри, и убедившись, что стена незыблема, оказаться в тупике, и пройти насквозь. Только отчаяние открывает эту дверь, а людям всегда есть на что надеяться. Поэтому со своим знанием единства ты остаешься в одиночестве. Это одиночество было всегда, но теперь ты не можешь просто забыть о нем, не на что больше отвлечься, нечем увлечься, нет никакой возможности себя обмануть. И выхода нет. А что есть?

Не разбуди! Ну что с того, что вдруг
Откроешь всем, покажешь перед всеми?
О, веточки надломленной испуг!
О, вскрикнувшее, раненное время!
Не тронь его: источники темны.
Чем глубже пласт - тем тише, неприметней.
Лишь научись смотреть чужие сны,
И явь войдет в твой сон тысячелетний. (З. Миркина).

И вот это я называю любовью.

8 фев, 2015

ярость

Неизбежность

Когда-то давным давно я открыл для себя парадоксальную технику работы с невыносимыми ситуациями и состояниями. Она заключается в том, чтобы представить себе очень реально: то, как есть сейчас - никогда не изменится. Это навсегда. Фатально неизбежно. И даже смерть ничего не изменит.
Сразу скажу, техника эта не работала ни у кого, кроме меня. У всех, кому я её предлагал, немедленно начиналась паника. Дело в том, что никто из них не мог по-честному представить себе неизбежность, они цеплялись за надежду, как за соломинку, и ни за что не соглашались от нее отказться.
Но в том-то и парадокс, что когда ты осознаешь неизбежность - паника больше невозможна. В неизбежности нет места для страха, гнева и даже для жалости к себе. Все уже случилось. Мир - вот такой. И тогда ты начинаешь учиться жить в таком мире, какой он сейчас есть. Жить в нем, и быть, насколько возможно, счастливым. Потому что другого все равно не будет.
И когда ты уже правда ничего не ждешь, и наслаждаешься тем, что есть, иногда мир открывает для тебя новую дверь. А иногда нет. Но это уже не важно, потому что ты живешь.
любовь

Куда уходит любовь?

Кажется, все в этом мире, кто когда-нибудь влюблялся, мучились этим вопросом. Не обошло это и меня. И вот, дожив до возраста, который называют зрелым, имея опыт самых разных отношений: от спокойно-радостных до срывающих крышу и разрывающих сердце, от свободно-дистанцированных до созависмых, от сгорающих за считанные дни до многолетних, я решился сделать некоторые выводы.
Первый вывод в том, что любовь никуда не уходит. Любовь, как принятие другого, идентификация с ним, радость от его существования и острое желание ему счастья. Любовь как "Я тебя вижу" (эту фразу я использовал задолго до выхода "Аватара"). Она правда никуда не девается. Ее могут затмить боль, страх и злость, если отношения были трудными. Но эти эмоции уходят со временем, а любовь остается и опять становится видна. Возможно, именно поэтому существуют возвраты к тем, от кого когда-то бежали как от огня.
Но любовь сама по себе ни к чему не обязывает. "Любовь не дает ничего, кроме самой себя, и не берет ничего, кроме самой себя." (Джебран). Любить можно многих, со временем их число только растет, притом любовь к каждому - абсолютно уникальна, как уникален каждый человек. И она вовсе не обязательно подразумевает каких-либо отношений, даже дружеских, хотя, конечно, отношения с тем, кого любишь - это очень приятно и плодотворно.
Другое дело - влюбленность. Та, которая захватывает внимание полностью, и не оставляет места для других, а то и для чего-либо другого вообще. Та, которая поднимает нас на высоту мощнейших энергий, и не дает покоя, пока не будет полностью осуществлена. А потом... Потом она исчезает.
Я не буду сейчас говорить про влюбленность невзаимную, не имеющую возможности осуществиться. С ней все просто: она живет до тех пор, пока мы либо не подавим ее своей волей (часто вместе со своей способностью чувствовать), либо не переключим, сознательно, или, чаще, неосознанно, туда, где у нас больше возможностей.
Гораздо интереснее мне сейчас та влюбленность, которая может реализоваться, и действительно реализуется. Что происходит с ней потом? Почему она практически всегда сходит на нет, хотя любовь и остается? Очевидно, что любовь входит во влюбленность как составная часть. Но есть во влюбленности что-то еще, то, что придает ей особую остроту, и что оказывается на поверку очень хрупким, недолговечным.
Это не сексуальное желание. Вопреки мнению сексологов, я точно знаю, что сексуальное желание может существовать много лет, не ослабевая. Но оно как раз очень сильно зависит от того самого таинственного хрупкого компонента. Что же это за компонент?
На мой взгляд, это переживание, которое можно назвать предвосхищением. Оно возникает из ожидания чего-то прекрасного и при этом в высшей степени неопределенного. Я встречаю человека, который мне нравится, привлекает внимание. В какой-то момент он тоже обращает внимание на меня. Что может получиться из этого? Как будут развиваться дальше эти только зарождающиеся отношения? Что я узнаю об этом человеке? Как он отреагирует на то, что узнает обо мне? Каким будет отклик на каждое мое действие, слово, взгляд? Столько интереснейших вопросов, и каждый ответ рождает новые вопросы! Что значил этот взгляд? А эта улыбка - она для всех такая, или только для меня? А что будет, если я раскрою свою самую важную и трепетную мечту? Не осудят ли меня?
Это одновременно ожидание счастья и опасность облома. Причем, чем менее определенно представление об ожидаемом счастье - тем сильнее переживание предвосхищения. Предвосхищение - это тайна. Это то чувство, которое возникает на неизвестной лесной тропинке, уходящей за поворот, или перед вершиной холма, за которой, может быть, откроется вид на море, а может быть - на новые вершины. Неизвестно, что там будет, но так хочется скорее туда! Поэтому сильнее всего мы влюбляемся в тех, кто ломает наши стереотипы, кто цепляет нас чем-то таким, чего мы сами в себе не знали. Это исследование. Исследование возможностей совместного счастья.
И из этого очень хорошо понятно, куда же оно потом уходит. Мы нащупали границы, мы установили ритуалы, комфортные для нас обоих. Мы узнали то, что хотели узнать, и теперь используем эти знания, чтобы делать друг другу хорошо. И нам правда хорошо. Вот только как-то скучно. Да, мы больше не боимся потерять друг друга, мы убедились: это правда мой человек, и это очень ценно. И мы начинаем воспринимать друг друга как само собой разумеющееся. Нет, не как часть интерьера, ведь мы все еще любим. Но как неотъемлемую часть себя, своей жизни. Другой - больше не другой, он - часть коллективного эго, "мы". И это уже начинает подтачивать и любовь, потому что любить можно только другого. Я больше не вижу тебя. И начинаю искать тебя в других.
Где же выход? Ведь невозможно всегда оставаться на расстоянии, когда самая большая жажда - это близость. И невозможно совместить близость и доверие с постоянной непредсказуемостью в отношениях. Попытки сохранять влюбленность таким образом: маятником притяжения - отталкивания, приводят к созависимым отношениям, в которых и оставаться невозможно, и разорвать больно. Это ад, которого не пожелаю никому.
Честно говоря, я не знаю ответа. По крайней мере, я до сих пор не смог найти такой ответ, который бы смог реализовать в жизни. У меня есть только предположения. Я предполагаю, что в жизни как таковой может быть много предвосхищения, если жить не жесткими планами и привычными ритуалами, а в постоянном развитии, отвечая на вызовы живого мира вовне и внутри. И если оба живут такую живую, полную тайны и предвосхищения, жизнь, и видят это друг в друге - то можно влюбляться каждый день заново, в того же человека, который - уже другой. Дело за малым: выдерживать этот поток жизни изо дня в день, из года в год, не позволяя себе застывать и твердеть в привычном и комфортном. Это не значит отказ от комфорта, это отказ от застывания. Ежедневное вопрошание себя, достаточно ли в моей жизни тайны, чтобы быть живым? Или искать все время новых людей, новые места, новые обстоятельства, подсесть на иглу новизны. Или уже выбрать известное, и забыть о влюбленности навсегда.

IMG_0199

8 дек, 2014

пустота

Путь саламандры

Говорят, что когда приближаешься к огню - то он сначала светит, потом греет, а после обжигает. Видя свет друг друга, мы стремимся сблизиться, чтобы согреться. Особенно, когда нам так не хватает тепла. Ближе, ближе, еще ближе... Чтобы отогреться за всю предшествующую жизнь, и на всю последующую. Но, обжегшись, отскакиваем назад, в холод, отныне боясь сближаться, и часто даже не желая видеть свет.
Эта граница может быть разной с разными людьми: кто-то обжигает, еще не начав согревать, а к кому-то удается подойти очень близко. И, в простоте душевной, мы думаем, что все и зависит от того, кто рядом с нами, что где-то точно есть человек, который будет нас всегда греть, и никогда не обожжет. Но предел есть всегда, и чем мы ближе подошли друг к другу, тем больнее на него натыкаться.
Можно научиться не отскакивать, а находить комфортное для обоих расстояние, и оставаться на нем. Это хороший способ, взрослый, ответственный, реалистичный.
Но если все же очень хочется заглянуть за край, перейти границу... Так бывает, редко, но бывает: когда без этого - вроде как и не совсем жизнь. Тогда выход один - научиться жить в огне, как мифические саламандры. Стать огнем. Не оставить в себе ничего, кроме огня. И тогда, два таких огня, встречаясь, могут соединяться в один, или проходить друг сквозь друга свободно, не встречая препятствий. А всем остальным вокруг становится светлее.
Майя

Сфера

Сфера сознанья пуста.
Открой запотевшие веки.
Ты видишь, как мир наливается
Тонкою плотью креста.
И если ты слаб, и устал,
И ищешь лишь зло в человеке -
Останься. Вглядись,
Как в груди прорастает кристалл.
Не трогай, прислушайся,
Ты не увидишь движенья.
Ты не поймешь,
И не надо тебе понимать.
Мир - это крест,
В перекрестье лови отраженья.
Лишнее, слабое - прочь,
Что останется - то не отнять.
Точка и сфера. Пузырь.
Взрыв, что раздвинул забвенье,
Слишком большой, чтоб увидеть
Слишком короткий, чтоб жить.
Вместо Эдема - пустырь.
Но кто был достоин рожденья,
Все-таки знает о том,
Что пытался забыть.
Тихо сияет кристалл.
Медленно, тихо, неслышно
Что-то растет за горячей грудиной
В центре креста.
Жизнь бесконечно проста.
Вспомни Христа или Кришну.
Где-то цветок распускается.
Сфера сознанья - пуста.
PC083054
Метки:

14 окт, 2014

пуменыш

Эзотерика

Если спросить меня, как я отношусь к эзотерике - я, скорее всего, впаду в ступор. Очень уж по-разному я к ней отношусь. И вот сейчас я кажется сформулировал то, что отделяет для меня разумную эзотерику от шизотерического бреда. Очень простой и понятный критерий.
Шизотерик знает. Знает, как устроен мир, и зачем мы в нем рождаемся, знает, что будет после смерти, знает, чего хочет Бог, какими должны быть мужчины и какими - женщины, как достичь просветления, и что с ним потом делать, как поступать правильно, и каких ошибок нужно обязательно избежать... Список можно продолжать очень долго.
Если я слышу, что человек знает - я не вижу смысла с ним разговаривать. Он живет в замкнутом пространстве своего знания, и не важно, это железная клетка, или золотой дворец. Он закрыт для опыта, выходящего за пределы его знания, и потому истина ему не доступна. Никогда.
Я признаю тех эзотериков, которые говорят не о знании, а о переживании. Их я понимаю. Я знаю переживание бессмертия, но оно ничего не доказывает, кроме самого факта переживания. Я знаю переживание контакта с Богом, но оно ничего не объясняет о том, что такое Бог. Я могу вспоминать прошлые жизни, но это вовсе не является доказательством теории реинкарнации, или какой угодно еще теории. Я могу точно знать, как мне следует поступить в определенной ситуации, но во-первых, в другой раз в такой же ситуации правильным может оказаться совсем другой ответ, а во-вторых, я и в этой ситуации могу получить в результате совсем не то, чего ожидаю, и это, каким-то образом, будет правильно.
Мы слишком маленькие в этом мире, чтобы претендовать на какое бы то ни было знание. И когда кто-то с умным видом рассказывает другим, как оно все на самом деле - он напоминает мне трехлетнего карапуза, пересказывающего товарищам по садику содержание Кама-сутры. Даже если фактически он говорит правду - он все равно не способен ее адекватно оценить и использовать.

Предыдущие 10